Пятница, 26 мая 2017 10:03

По вызову

Оцените материал
(0 голосов)

Преступление

 «Она спала сидя на диване, на против телевизора, который мерцал разными огнями. Видео кассета с её любимым фильмом уже закончилась приблизительно час назад. Пульт от видеомагнитофона она держала в правой руке. Её фигура была похожа на шар, огромный воздушный шар, малыш, ты должен был появиться в ближайшие дни. Я тоже задремала на кухне и даже забыла затушить свечки, которые мне приказала твоя мама зажечь. Она готовила романтический вечер для двоих твоему папе, последний их совместный, только их вечер, потому что скоро в их жизнь должен был ворваться ты.

На улице уже светало, как в дверь позвонили. Твоя мама как не уклюжая старая черепаха, перевёрнутая на спину, начала подниматься, чтобы открыть дверь, как она подумала, твоему отцу. Я проснулась от неожиданного звонка и, поскользнувшись на лужице от вечно протекающего крана, упала, больно ушибла ногу.

— Опять что-то уронила, не удивительно, что постоянно вижу в мусорном ведре всякую гадость, какая же ты не уклюжая, Вика, о господи, нельзя поаккуратней! — ворча и ели передвигая ноги она приближалась к входной двери.

Дальше всё произошло слишком быстро, чтобы понять, что же все-таки произошло. Внезапно, дверь слетела с петель, и в комнату ворвались пятеро, они были без масок. Это означало только одно, свидетелей не останется. Боясь за свою собственную жизнь, мне пришлось спрятаться в полку расположенную в столе. Я поместилась между кастрюлями и сковородками. Мне было 18 лет, и я не хотела умереть, я ничего ещё за свою жизнь не сделала. Я могла наблюдать за всем происходящим через не совсем закрытую дверцу.

Они вбросили, твоего отца, Максима в дом, он был мёртв, твоя мать бросилась к нему. Человек со шрамом на горле направил на неё пистолет и сказал:

— Я не прощу этой бессмысленной смерти, чтобы под колёсами какого-то сукина сына, у ларька при покупке сигарет...

— За что вы его, убейте и меня. — вымолила твоя мать.

Явно не ожидая такого поворота событий человек со шрамом продолжил свою речь:

— Сука, кто мне вернёт самого лучшего медвежатника в мире, кто накормит Алису? Где мне найти ещё такого человека, да ещё и за день до ограбления. Какой банк, мы теперь у ребёнка конфету не отнимем! Подохни!!!

Послышался выстрел, второй. Я держала руку у рта, чтобы не проронит не звука. Держась из последних сил, я сидела и ждала, пока они уйдут. Со шрамом махнул пистолетом, и остальные четверо разбрелись по дому, один заглянул на кухню. Сказал, что никого не нет. Остальные, возвращаясь из разных уголков твоего родного дома, говорили тоже самое.

Они удалились. Я подождав несколько минут вылезла из стола, пошла в гостиную и увидев как нежно Надя обнимает мёртвого Максима, подумала что на меня всё свалят, а я не причём. Вдруг твоя мать пошевелилась. У этого, со шрамом, наверное, плохо с левой и правой стороной, потому что он стрелял в правую грудь. Она была жива, но слишком много потеряла крови и умирала. Подозвав меня взглядом, она с трудом произнесла:

— Помоги… родиться.

Она откинулась на зад и развела ноги. Я подсела, головка уже была видна. Дальше всё как чёрная дыра, не помню. Помню, что ты у меня на руках.

— Беги,… дай ему хоть какую-нибудь жизнь… — она в последний раз вздохнула и умерла.

Ты плакал, весь в маминой крови. Я завернула тебя в пододеяльник и побежала. Я не знала, куда мне бежать, бежала, куда глядят глаза. Меня, всё взъерошенную и в чужой крови, заметила женщина, она открыла калитку своего двора, и указала, чтоб я заходила. Она взяла тебя и обтёрла, осмотрела, и спросила:

— Что произошло.

Я объяснила, но, похоже, что она не поверила. Завязав тебе, пупок по аккуратней, прочистив ушки и ноздри, она завернула тебя и дала бутылочку с молоком. От стресса и бега непонятно куда я уснула на стуле.

Проснулась от плача, я увидела, что Катя пеленает тебя. Откуда я знаю, что её зовут Катя? Наверное, когда я засыпала, она мне рассказала о себе, и я на подсознательном уровне помню, как её зовут. Кате было 30 лет она сирота, и слишком занята на работе, чтобы иметь кавалера. Она любит детишек, но как она призналась у неё никогда, наверное, не будет своих. Поэтому, а может из-за того, что мне некуда было бежать, мои родители очень далеко, в другом городе, она и разрешила остаться у неё. Она записала тебя на моё имя и назвала Данилкой, она нащупала мой паспорт в моём костюме, я его там носила, потому что получила недавно, мне казалось, что он делает меня старше, что я стала взрослой.

Эти замечательные люди, как мне их будет не хватать, я их любила, и они меня тоже. Они мне стали вторыми родителями. Прощайте. Всё это было как вчера, а ведь это и было вчера».

 Малыш на руках молодой домработницы Вики закрыл глаза, и зачмокал молоком из бутылочки.

 

Детство

 

 

  1.  
  2.  
  3.  
  4.  
  5.  
  6.  
  7.  
  8.  
  9.  
  10.  
  11.  
  12.  
  13.  
  14.  
  15.  
  16.  
  17.  
  18.  
  19.  
  20.  
  21.  
Прочитано 75 раз