Думай

Оцените материал
(0 голосов)

— Темнота. Заперт, заперт на века. За что? Что я не так сделал? Я отомщу людям за это!!! — звенело в стенах тёмной пещеры огромной горы.

Спустя тысячу лет:

— Взрывай!!!

Гул серены на мгновение оглушил всех в «Долине царей», последовала яркая вспышка, и тихим ужасом нагнетающая волна от взрыва пронеслась как в немом кино, оставляя за собой маленькие дюны. В небо взметнулись клубы пылим и дыма. Последовал гром разверзнувшейся Верти. Ветер пустыни гнал одну за другой пищики с обрыва скалы, они были похожи на ручейки слёз боли разорвавшегося в клочья гиганта. Послышался щелчок, и ещё один, вскоре уже камни катились лавиной с покусанной временем, ветрами и взрывом горы.

Пред глазами археологов предстала шестигранная комната. Яркий луч света упал на лампу Джина. Пыль, паутины и огромные валуны окружали совершенно не  тронутую лампу. Вокруг носика лампы были видны восемь бороздок. Она стояла на каменном постаменте, который окружали золотые кубки, полусгнившие кожаные бурдюки, которые почти наверняка были наполнены вином. Золотые монеты, на которых были запечатлены лица кричащие в ужасе, валялись везде, разбросанные в кажущемся беспорядке. Великолепные шелковые подушки создавали видимость нетленности, но стоило к ним прикоснуться, тут же рассыпались в прах. В комнате не было ни окон, ни дверей. А к потолку в центре комнаты был привязан на золотые нити хрустальный шар. От центра комнаты к её краям шли радужные разводы. На гранях комнаты были начерчены иероглифы всех стран и континентов, всех времён и народов.

— Лампа, вот она. Мы богаты, она стоит целое состояние. — произнёс археолог обращаясь к группе исследователей.

Спустя неделю в национальном музее Каира:

— Двести долларов. Всё что я заслужил?

Портрет Бенджамин Франклина упал в лужу, за ним последовал второй. Мерная поступь верблюда вдавила в грязь одну из купюр, вторую увидел юный араб-наездник, на эти деньги он поел и умылся. Накормил своего верблюда и выспался в не дорогой харчевни.

Напившись до безумия, археолог Боб Аристон, решил, что выкрадет лампу. На утро он проснулся, обнимая лампу. Как она попала к нему, он не помнит. В новостях по телевизору объявили о очень дерзком и смешном ограблении музея: В музей проникли через окно, разбили стеклянный колпак и взяли «Королевский бриллиант», стоимостью в несколько миллионов долларов, его гранью разрезали колпак над дешевой лампой, которая не стоит и пяти сотен долларов. Вытащив лампу, грабители положили на постамент лампы бриллиант и скрылись. Видео камеры не работали из-за перебоя с напряжением.

Испугавшись преследований правосудия, Боб, бросил лампой в стену. Из носика лампы появились восемь маленьких пальчиков. С кряхтением и потугами из носика появился тюрбан, лампа подскочила и засвистела как раскаленный чайник. Клубы дыма заполонили маленькую комнату, в которой жил Археолог. Яркий свет из недр дыма рассёк туман и поглотил его. Протянув к Бобу руку стоял человек в большом тюрбане украшенном драгоценными камнями и золотыми цепочками, который сваливался на глаза человека. Голый худой торс был увенчан красной лентой через плечо, а синие шелковые шаровары блестели складками, которые бежали по кругу штанов от сквозняка из открытого окна. Иссохшиеся губы произнесли почти, что немые слова, но Боб их понял:

— Я Джин из лампы, я тот кто исполнит три твоих желания.

— Мои? Ну это самое, как его… Хочу золота, много золота.

Джин сжал руку в кулак и стал высыпать из неё по одной, а тои по три монеты. Вскоре комната заполнилась монетами. Глаза Боба горели как две стоваттные лампы, он улыбался, так что от улыбки ему даже не было слышно, как звенят монеты. Вдруг одна монета соскользну с общей кучи монет, ударилась о пол и в тот момент, доски не выдержали нагрузки такой кучи золота, с грохотом провалились на соседний этаж. Спустя ещё две монеты провалился и соседний этаж. Улыбку Боба сменило выражение страха и паники, но вскоре он решил для себя, что за всё заплатит, не страшно.

Монеты сыпались, сквозь пальцы джина спустя час дом уже трещал по швам, а Боб стоял по пояс в золоте. Спустя ещё минут двадцать Археолог уже был по горло в золоте. Поняв, что ему наступает конец, он взмолился:

— Хватит, ненужно золота.

Джин повернул голову, и золото превратилось в воду. Ручейки воды побежали по асфальтированным дорогам, оставляя за собой мокрый след, который превращался в пар прямо на глазах под лучами палящего солнца. Худой джин подошел к Бобу показал два пальца и сказал:

— Осталось последнее желание.

— Подожди, я не знаю, дай подумать. — Лежа на мокром полу и смотря на утекающие ручейки его денег.

Весь день Боб мучился, что загадать, чтобы не вышло так, что опять останется всё пропадет. «Мир во всём мире, нет. Решение всех проблем, нет, что, что мне загадать?». Мысли сводили его с ума, ему хотелось богатства, ему хотелось власти, ему хотелось любви. Всего невозможно загадать, а одно без другого не могло, по его мнению, существовать. «Что, что загадать, всего одно желание, был бы я джином. Джином? Джином!»

— Я хочу стать джином!

Джин ехидно улыбнулся, закрыл глаза, вдохнул полной грудью. Его мышцы увеличились в размере, приняли атлетический вид. Тюрбан взмыл воздух и размотался, один конец тюрбана направился к Бобу, и обрёл прежнюю форму. Пролетая мимо глаз он на несколько мгновений ослепил слепца. Когда Боб опять увидел свет, то это была шестигранная комната с голубыми стенами и радужным потолком. Вокруг постамента стояли в ряд кубки, бурдюки с вином вновь были полны и целыми, подушки аккуратно лежали по углам комнаты. Лампа стояла на своём месте, а на стене сверкало золотом новое слово на английском: «Боб». Джин в последний раз улыбнулся и сказал уже нормальным голосом:

— Прощай раб лампы!

В этот момент Боба что-то подхватило в воздух и вперёд ногами отправило в носик лампы. Его лицо зазвенело золотой монетой на каменном полу комнаты. Боб успел ухватился за носик лампы четырьмя пальцами, именно в те места где были четыре бороздки. Джин прошептал:

— А ведь тоже самое сделали и со мной однажды.

Джин стоял по средине новой квартиры Боба и слышал, как скола собирает сои камни и залечивает свои раны. Джин сел на край кровати и заплакал от счастья что, наконец, его плен окончен.

Надо думать, и жить, как можешь, полагаться только на себя и свои силы. Никто не поможет в этой жизни, все кто хотят добра на самом деле они хотят добра только для себя.

Прочитано 60 раз